site_url.Array
(
    [0] => rus
    [1] => www.inecbus.rau.am
    [2] => rus
    [3] => 11
    [4] => 1247
)
Посещений: 9296, последнее: 26/05/2020 09:17
НовостиСитуация с коронавирусом в Армении и проблемы формирования экономической политики во время и после карантина
12.04.2020
Ситуация с коронавирусом в Армении и проблемы формирования экономической политики во время и после карантина
 
Армен Егиазарян -  к.э.н., доцент кафедры экономической теории и проблем экономики переходного периода, бывший министр экономики РА
 
По состоянию на 10 апреля в Армении, как и в мире в целом[1], с точки зрения скорости распространения[2] коронавируса (в дальнейшем КВ19) уже некоторое время проявляются существенные положительные перемены, позволяющие предполагать, что Армения  вступила в стадию стабилизации распространения КВ19 с возможностью прогноза сроков окончания пандемии.
 
Напомним[3], что для начала стабилизации необходимо чтобы скорость выздоровления и/или рост уровня смертности начали превышать скорость распространения КВ19. Стабилизация длится до того момента (по аналогии со школьной задачей о бассейне) когда выходные потоки (количество выздоровевших и количество умерших) начинают превышать входной поток (количество вновь заболевших). Разного типа карантины и ограничения, широко применяющиеся сейчас без учета серьезных экономических последствий этого, имеют целью сокращение количества умерших посредством ограничения величины входного потока, тем самым ограничивая и выходные потоки, в том числе и количество умерших. Состояние и пропускная способность системы здравоохранения влияет только на изменение структуры выходных потоков (соотношения выздоровевших и умерших), но не на их величину.  Сама структура (то есть соотношение между умершими и вылечившимися), по нашему мнению определяется возрастной структурой населения, а также спецификой самого заболевания[4].  Финальная стадия пандемии наступает тогда, когда начинает уменьшаться количество больных[5] в результате продолжающегося превышения количества умерших и выздоровевших над количеством случаев заражения.  
 
Сроком начала пандемии в Армении можно считать 1 марта, когда был зарегистрирован первый случай заболевания, первое выздоровление зарегистрировано 15 марта, а первая смерть – 26 марта. Уровень смертности от КВ19 один из самых низких в мире – 1,28% по состоянию на 10 апреля (в мире на 9 апреля – 6,11%, в Южной Корее, где пандемия практически завершена – 1,96%). Поскольку количество больных в критическом состоянии в Армении 30 человек, которое остается неизменным в течение 11 дней, в ближайшее время резкого роста смертности по всей вероятности не произойдет[6].
 
Как показывает График 1 где-то с 28 марта в Армении начинается и углубляется тенденция превышения темпов роста смертности над скоростью распространения КВ19, а с конца марта – темпов роста выздоровления над скоростью распространения КВ19 и соответственно над скоростью роста числа больных КВ19.
 
Как мы уже писали в предыдущей публикации для целей экстраполяционного прогнозирования необходим определенный уровень соотношения между количеством выздоровевших и умерших с одной стороны и количеством случаев с другой. Чем короче время прогнозирования, тем надежнее его результаты, а для этого необходимо, чтобы указанное соотношение было возможно большим. Предыдущий опыт показывает, что это соотношение должно быть не меньше 15%, или, при меньшей его величине, темпы превышениявыходных потоков над входным должны обеспечивать достижение этого соотношения за очень короткое время (в нашем случае, несколько дней).
 
График 1. Скорости распространения, выздоровления, уровня смертности и числа больных (в разы) для Армении (26 марта – 10 апреля)
 
График 2. Соотношение смертности и выздоровления к числу заболевших в Армении за 26 марта- 10 апреля, в %
 
 
Как следует из Графика 2 начиная с 9 апреля это условие 15% удовлетворяется и и динамика за последнюю неделю позволяет надеяться что оно будет возрастать и в будущем. Это дает возможность утверждать что с 9 апреля Армения вошла в стадию стабилизации пандемии и начать прогнозировать средние сроки завершения пандемии в Армении. Результаты прогноза представлены на Графике 3.
 
График 3. Прогноз численности больных КВ19 в Армении (с 10 апреля), человек
 
Результаты прогноза можно рассматривать как вполне достоверные[7], но также следует ожидать как положительных так и отрицательных (в первую очередь – рост показателей смертности свыше прогнозируемых) изменений параметров прогноза, которые могут сократить или увеличить прогнозную продолжительность пандемии.
 
По прогнозу пандемия в Армении продлится еще 18 день (считая с 11 апреля), финальная стадия начнется на 8-й день и продлится 10 дней при максимальном количестве больных в 903 человек, уровень смертности на момент завершения пандемии составит 5,16% (10 апреля –1,28%) количество выздоровевших – 92,7% (10 апреля – 15,9%), а общее количество заболевших – 2534 человек (или 826 человек на 1 миллион населения по сравнению с 315 на 10 апреля)[8].
 
Попытаемся оценить экономические последствия пандемии, используя методику и расчеты бывшего министра экономики Армении Ваграма Аванесяна[9], согласно которым каждый день карантина в Армении обходится в 51,14 миллионов долларов, из которых 39,34 миллионов - прямые потери. Полный карантин в Армении введен с 17 марта и продолжается до сих пор. По состоянию на 9 апреля прямые потери за 23 дня карантина составили 905 миллионов долларов, а полные потери (прямые + косвенные) – 1176 миллионов долларов (или 6,6% и 8,6% ВВП 2019 года). Продолжение карантина до дня прогнозируемого окончания пандемии – 30 апреля увеличит прямые потери до 1731 миллиона долларов, а полные -до 2250 миллионов долларов (12,7% и 16,5% ВВП 2019 года).
 
При довольно нереалистическом предположении, что экономика Армении заработает в полную силу сразу же после завершения пандемии, для сохранения уровня 2019 года[10] в оставшиеся 8 месяцев экономический рост, в случае если считать только прямые потери, должен быть не ниже 21,8%,чего в истории независимой Армении еще не было. При более реалистичном предположении[11] о том, что в оставшиеся 8 месяцев экономика будет развиваться также как и в январе-феврале 2020г[12], т.е. с темпом роста 8,8% в месяц[13], то общий рост за год составит 7,33% в год, и даже в этом случае только с учетом прямых потерь в марте-апреле, падение экономики составит 6,3%, что чересчур оптимистично и, по моей оценке, будет в пределах 8-10%[14].
 
Очевидно, что при таком объеме выпадающих доходов при карантине, для того чтобы ситуация не оказалась совсем катастрофической государство должно оказывать поддержку широкому кругу людей, прямо и через субсидирование неработающих из-за карантина предприятий. В области сельскохозяйственного производства и грузоперевозок, которым в Армении разрешено работать во время карантина, должно быть компенсировано сужение рынка, которое происходит в результате ограничений на передвижения в рамках карантина как в Армении, так и в ее основных торговых партнерах, России в частности. Отдельное внимание надо обратить на достаточно большую ипотечную задолженность, которая может возникнуть при продолжении карантина. Одновременно с этим надо продолжать и расширять программы социальной поддержки для уязвимых (vulnerable) групп населения, в частности семей с детьми, безработных, самозанятых и т.д.. К счастью, если представленный здесь прогноз динамики КВ19 окажется реальным, не возникнет необходимости существенного повышения затрат на здравоохранение, которое при другом развитии событий было бы неизбежным.
 
Очевидно также что полная и даже какая-то значимая компенсация при ресурсах находящихся в распоряжении правительства невозможна. Знаменитый пакет помощи президента США Дональда Трампа по КВ19 утвержденный 27 марта составляет 2,2 миллиарда долларов (или 10,3% ВВП США за 2019 год). Аналогичный пакет для Армении составил бы 1,4 миллиарда долларов или 42% бюджета за 2019 год. Очевидно, что такой объем помощи также нереален в Армении.
 
Нынешний кризис, в отличие от прочих, является искусственно созданным, побочным и в определенной степени неожиданным продуктом естественного желания  минимизировать потери человеческих жизней. Карантин в той или иной форме является единственной причиной возникновения этого кризиса во всех применявших его странах. Отсюда экономической политикой преодоления самими же созданного кризиса может быть только расширительной, что и делают сейчас все правительства. Она должна делиться на 2 части  – компенсационная в период продолжения карантина и некоторое время после него, стимулирующая – после него. Различие между ними состоит в том, что первая не может обеспечить расширение предложения, потому что запрет на работу временно ликвидирует рабочие места, а людям или бизнесу платят за то что они вынуждены не работать, что сокращает экономическую базу государства со всеми вытекающими из этого последствиями.  Вторая же имеет единственной целью помочь в создании рабочих мест через соответствующее создание платежеспособного спроса или реального предложения.
 
Таким образом компенсационная политика разрушает экономику, притом чем дольше она длится, тем более трудной становится ее восстановление. После окончания пандемии некоторое время эти политики должны сосуществовать, что означает резкое повышение объемов финансирования за этот период, продолжительность которого сейчас определить невозможно. Неизбежность такого сосуществования обусловлена двумя факторами – разной скоростью восстановления в зависимости от того в какой степени производство данного продукта или услуги обусловлено зависимостью от импорта и экспорта, что уже видно на примере Китая и Южной Кореи, и уже очевидной неодновременность выхода стран из пандемии. Очевидно, страны с более открытой экономикой в условиях неодновременности выхода из пандемии будут восстанавливаться медленнее, чем менее открытые страны, экономика которых меньше зависит от внешних связей. Армения очевидно принадлежит к первой группе стран. Из всего сказанного неизбежно следует что для сохранения экономики и возможности ее дальнейшего развития критическим является возможно более быстрый выход из режима карантина.
 
Формирование компенсационного пакета должно осуществляться двумя способами – перераспределением бюджетных затрат и существенным увеличением бюджетного дефицита. Бюджет 2020, из-за уже сейчас очевидной невозможности исполнения его  расходной части, в той структуре, в которой она утверждена, а также достаточно большой вероятности того,  что не удастся собрать планируемый на 2020 год объем доходов или даже выйти на уровень доходов 2019 года,  не может служить источником перераспределения расходов для формирования ресурсов, которые можно направить на помощь пострадавшим от карантина. Поэтому для поиска ресурсов я рассматриваю бюджет 2019 года, который уже исполнен.
 
Возможные ресурсы для формирования пакета помощи  следующие: (1) очень существенное, в пределах 80-90% сокращение капитальных государственных затрат, что может дать ресурсы порядка  320-350 миллионов долларов, сокращение государственных закупок в пределах 10-15 процентов, что даст дополнительные 50 миллионов долларов, некоторое снижение уровня заработной платы гражданских и прочих приравненных к ним служащих[15] через существенное сокращение действующей в настоящее время системы премирования государственных служащих, что может добавить порядка  50 миллионов долларов в компенсационный пакет. С другой стороны необходимо будет увеличить объемы некоторых расходов по стимулированию работающих, в частности  сельскохозяйственных производств и пищевой промышленности, которые имеют как компенсационную так и развивающую функции.  Таким образом путем самого жесткого  перераспределения расходов можно в лучшем случае сформировать компенсационный пакет не более чем на 450 миллионов долларов. Возможно также получение определенного количество грантов и льготных кредитов, которые не должны увеличивать нагрузку на расходную часть бюджета, сумму которых сейчас сложно предсказать, но думаю также не более 50 миллионов долларов в 2020 году.
 
Неизбежный рост бюджетного дефицита должен решать две задачи – прирост компенсационного пакета и компенсацию возможного выпадения доходов в 2020 году по сравнению с доходами 2019 года. В 2019 году он составил 133 миллионов долларов иди порядка 1% ВВП. В кризисном 2009 году дефицит бюджета составил 7,5% ВВП, что позволило стране выйти из мирового финансового кризиса 2008-2009 годов в течение 1 года. По мнению МВФ многих экспертов и настоящий искусственный кризис будет глубже и продолжительнее кризиса 2008-2009 годов. Поэтому 7,5% дефицита может считаться минимальной величиной для нового бюджета 2020 года, что может увеличить расходную часть бюджета по сравнению с 2019 годом на 866 миллионов долларов с соответствующим ростом государственного долга. Сейчас невозможно сказать, какая часть этого прироста уйдет на компенсацию выпадения доходов по сравнению с 2019 годом, и какую часть можно будет включить в компенсационный пакет. Кроме того очень вероятно, что потребуется оперативно увеличивать величину дефицита и для формирования стимулирующего пакета, который, учитывая результаты приведенного прогноза может очень скоро потребоваться. Разумеется, есть пределы повышения дефицита, для определения максимального значения которого необходимы специальные исследования. Cчитаю важным сказать, что привлечение банковской системы, которая на настоящий момент является достаточно устойчивой, к участию в компенсационных мероприятиях правительства, не является хорошей идеей, так как повышает банковские риски. Необходимо срочно переходить от системы субсидирования банковских кредитов в рамках этой программы к прямому субсидированию клиентов банков у которых возникли проблемы выплаты кредитов в связи с карантином.
 
Несколько слов о жизни во времена КВ19 без карантина. Мне известно два случая – Белоруссия и Швеция. Белоруссия находится на стадии распространения КВ19 и трудно сейчас сказать, какую цену в человеческих жизнях она заплатит, не вводя карантин[16]. Если бы Белоруссия, как Армения, ввела бы карантин с 17 марта, ее экономические потери на 10 апреля составили бы[17] 5397 миллионов долларов (из расчета полных потерь) или 9% ВВП плюс необходимость формирования компенсационного пакета в размере 4-5% ВВП.
 
В отличие от Белоруссии Швеция уже находится на стабилизационной стадии пандемии и по моему прогнозу пандемия в Швеции может закончится уже к началу мая. Если сравнивать Швецию с другими европейскими странами в стадии стабилизации или близко к ней[18], то по состоянию на 10 апреля по степени распространенности КВ19 (1050 случаев на 1 миллион населения) Швеция уступает только Финляндии (500 случаев), по смертности (86 случаев на 1 миллион населения) – Финляндии (9 случаев), Германии (33 случая), Австрии (35 случаев) и Дании (43 случая), причем все эти страны находятся по состоянию на 10 апреля в карантине той или иной степени жесткости[19]. Данные по скорости распространения представлены в Таблице 1
 
Из таблицы следует много интресного. На примере Швеции видно, что возможно существует тенденция естественного сокращения распространения КВ19, возможно на уровне самоорганизации граждан, не требующая жесткого вмешательства в виде ограничения внутренних передвижений и контактов населения[20]. Можно утверждать, при распространении опыта Швеции на другие страны, что пандемия КВ19 может завершиться и без карантина, конечно, при достаточно высоком уровне организации гражданского общества и в сопоставимые сроки.
 
Таблица 1. Дневные скорости распространения КВ19 в некоторых европейских странах, %
 
 
Из таблицы также видно, что Швеция добилась сопоставимых с представленными в ней странами результатов в деле сокращения скорости распространения КВ19, а в случае с Францией даже лучших результатов, не останавливая своей экономики и имеет реальную возможность получить значительные конкурентные преимущества после коронавируса. Другим результатом является что полный карантин ничуть не эффективнее чем частичный (Германия и Нидерланды). Экономические потери этих стран представлены в Таблице 2.
 
Таблица 2. Потери в результате карантина на 10 апреля (миллиард долларов)
Опыт Швеции наглядно показывает, что с пандемией КВ19 можно успешно бороться без остановки экономики и без излишних человеческих потерь, жаль, что весь мир пошел по другому пути и создал кризис который по масштабам будет сравним с Великой депрессией 1929-1932 годов и из которого необходимо будет выбираться несколько лет.
 
Армения оказалась чрезвычайно успешной (сравнимой с Китаем и Южной Кореей) по эффективности ограничения скорости распространения КВ19, но с такой же успешностью разрушает собственную экономику, толкая ее в сильнейший экономический кризис. Поэтому, чтобы избежать дальнейшего разрушения экономики надо так быстро, как это возможно вновь задействовать экономику включая всю сферу услуг (как в Швеции). И также как в Швеции рассчитывать на способность гражданского общества к самоорганизации без жестких карантинных ограничений. На самом деле армянское общество это уже наглядно доказало. Падение скорости распространения КВ19 до нынешних около 2% в день является в большей своей части заслугой добровольного самоограничения граждан, потому что в условиях Армении достижение даже минимально приемлемое ограничение скорости распространения КВ19 невозможно без самоорганизации общества.
 
[1] Так на 9 апреля в мире (без Китая и Южной Кореи) зарегистрирована самая низкая дневная скорость распространения  КВ19  за период 23 февраля – 9 марта – 5,7%.
[2] Также как и в предыдущих выпусках вся информация использованная для анализа и прогнозов взята в сайта https://www.worldometers.info/coronavirus/  в котором в режиме реального времени приведены данные по всем странам с КВ19.  Отправной точкой расчетов выбрано 22 февраля, поскольку по ряду стран информация доступна только начиная с этой даты.
[4] Соотношение критических случаев к общему количеству случаев в мире за последние 20 дней довольно стабильно в районе 4-5%, что может служить оценкой общей вероятности умереть от КВ19
[5]  В настоящее время Германия, Швейцария, Австрия и Иран, при предположении что существующие тенденции будут продолжаться, уже вошли в финальную стадию.
[6] В этом смысле вероятность умереть от КВ19 в Армении по состоянию на 10 апреля порядка 4%, т.е. несколько ниже чем в мире в целом  - 4,3%.
[7] Это второй прогноз. Первый был осуществлен по состоянию на 9 апреля и дал следующие результаты: время до окончания – 21 день (с 10 апреля), финальная стадия – 10 дней, максимальное количество больных – 1101 человек, уровень смертности – 3,5% (на 9 апреля – 1,09%),  количество выздоровевших – 94,8% (9 апреля – 16,8%), общее количество заболевших – 3588 человек (или 1209 человек на 1 миллион населения по сравнению с 311 на 9 апреля).  Параметры прогноза - средние значения за последние 10 дней (по состоянию на 9 апреля) – скорость распространения – 6,7% в день, рост смертности – 12,8%, скорость выздоровления – 16,5%.
[8] В качестве параметров прогноза выбраны средние значения за последние 10 дней (по состоянию на 10 апреля) – скорость распространения – 5,8% в день, рост смертности – 14,9%, скорость выздоровления – 17,4%
[9] Публикация на сайте Института экономики и бизнеса Российско-Армянского университета http://inecbus.rau.am/rus/57/inecbus.rau.am/rus/11/1236?fbclid=IwAR3djd-8LwuVSNk4kNGAAsxfY44JA2P282VqUM_sjfAxvgXUKKUmWbS-iR4
[10] При предположении что карантин будет отменен 1 мая
[11] Что тоже маловероятно
[12] Индексы экономической активности 8,8% и 8,7% соответственно
[13] Март и апрель в расчет не включены, т.к. предполагается что в эти месяцы экономического роста не было, а убытки от карантина прямо учитываются в ВВП как сокращение базы (т.е. ВВП 2019 года)
[14] При расчете методом цепных индексов падение составит порядка 30%, что по-моему также нереалистично
[15] Это не должно касаться оплаты труда финансируемых из бюджета (прямо или через госзаказ) работников систем образования, здравоохранения, культуры и т.д.
[16] По состоянию на 10 апреля уровень распространенности КВ19 в Белоруссии был ниже чем в Армении – 210 случаев на 1 миллион населения (в Армении – 315), уровень смертности – 0,96% (в Армении – 1,28%), правда выздоровевших меньше – 8,5% (в Армении – 15,9%) при одинаковой временной продолжительности (в Белоруссии как и в Армении 1 марта был первый  зарегистрированный случай, первый больной умер 1 апреля (в Армении -  26 марта), а первое выздоровление произошло 10 марта (в Армении 15 марта).  Судя по динамике показателей Белоруссия вступит в стадию стабилизации в течении 7-10 дней.
[17] Исходя из расчета 173 миллиона долларов в день прямых и 225 миллионов долларов в день полных потерь (по методологии В.Аванесяна). ВВП Белоруссии в 2019 году составил 59 964 миллионов долларов.
[18] Италия, Испания, Германия, Франция, Швейцария, Австрия, Бельгия, Нидерланды, Дания и Финляндия
[19] Италия (с 10 марта), Испания (с 15 марта), Франция (с 17 марта), Австрия (с 16 марта), Швейцария (с 16 марта), Бельгия (с 18 марта),   Дания (с 13 марта), Финляндия (с 16 марта) – полный карантин, Германия (с 22 марта) –частичный и Нидерланды (с 16 марта) - частичный
[20] Очевидно, ограничения на передвижения между странами необходимы из-за несовпадения во времени процессов начала, развития и окончания КВ19.
Интервью и статьи нашего ППС в СМИ
Э.М.Сандоян, А.Г. Галстян "The Impact of Currency Regulation Policy on the Country’s Export Potential: The Case of Armenia" (Влияние политики валютного регулирования на экспортный потенциал экономики страны (на примере Армении))
2704/20
Подробнее
Армен Бениаминович Егиазарян - к.э.н., доцент кафедры экономической теории и проблем экономики переходного периода Института экономики и бизнеса РАУ, бывший министр экономики РА, Ситуация с коронавирусом в Армении
2604/20
Подробнее
Армен Бениаминович Егиазарян - к.э.н., доцент кафедры экономической теории и проблем экономики переходного периода Института экономики и бизнеса РАУ, бывший министр экономики РА, Ситуация с коронавирусом в Армении
1204/20
Подробнее
Армен Бениаминович Егиазарян - к.э.н., доцент кафедры экономической теории и проблем экономики переходного периода Института экономики и бизнеса РАУ, бывший министр экономики РА Анализ и прогноз распространения коронавируса в мире по состоянию на 8 апреля
0904/20
Подробнее
Армен Егиазарян - Анализ и прогноз распространения коронавируса в мире по состоянию на 2 апреля 2020 (Update 2)
0504/20
Подробнее
Аванесян Ваграм Авагович - член ГАК Института экономики и бизнеса РАУ, бывший министр Экономики РА. Assessment of the economic impact of restrictive government policies (lockdowns) to combat coronavirus.
0404/20
Подробнее
Аванесян Ваграм Авагович - член ГАК Института экономики и бизнеса РАУ, бывший министр Экономики РА. Assessment of the economic impact of restrictive government policies (lockdowns) to combat coronavirus.
0304/20
Подробнее
Армен Егиазарян (к.э.н., доцент кафедры экономической теории и пэпп, бывший министр экономики РА) Анализ и прогноз распространения коронавируса в мире по состоянию на 25 марта 2020 (Update) Общий анализ ситуации с коронавирусом
2703/20
Подробнее
Армен Егиазарян (к.э.н., доцент кафедры экономической теории и пэпп, бывший министр экономики РА) Анализ и прогноз распространения коронавируса в мире по состоянию на 22 марта 2020
2403/20
Подробнее
​​​​​​​Էդվարդ Սանդոյան. Մեզ սպասվում են մեծ և բարդ բարեփոխումներ (մաս 1)
2307/18
Подробнее
Gazeta.RAU